Невельские новости

Медвежья застава

21 июня. В шесть утра выезжаем из Южно-Сахалинска. Едем по пустынной в этот ранний час холмской трассе, затем, преодолев Ловецкий перевал, выезжаем на западное побережье Сахалина.
На этот раз я собираюсь осмотреть низовья рек Перепутки и Китосии в Невельском районе Сахалина. В последней трети XIII века они располагались там же, где и сейчас — на пути следования армии вторжения монголов, чтобы обнаружить новые следы пребывания чжурчжэней на Сахалине и их столкновений с могущественным противником.
В конце XIII века после разгрома Золотой империи (1115-1234 гг.) чжурчжэни ещё в течение полувека сохраняли за собой подконтрольные им территории на Нижнем Амуре и Сахалине. Военная экспансия Монгольской империи на западе Евразийского континента позволила им некоторое время оставаться в безопасности, но это не могло продолжаться долго.
Военная экспедиция монголов, состоявшаяся в 1286-1287 г. по указке монгольского хана Хубилая, внука Чингисхана, разгромила на Сахалине последние опорные пункты и крепости канувшего в лету государства чжурчжэней.
Вместе с тем кроме остатков чжурчжэнского городища Сирануси на мысе Крильон до сих пор никому пока не удалось увидеть на Сахалине других столь же очевидных свидетельств материальной и духовной культуры чжурчжэней, каковыми являются в Приморье Краснояровское городище — на месте бывшей цзиньской губернии Сюйпинь (Субинь) с центром в районе современного Уссурийска; Константиновское — горное укрепленное городище в Октябрьском районе Приморья первой трети XIII века, Стеклянухинское — в Шкотовском районе, где на уровне правительства края решаются вопросы создания туристического объекта, где мне удалось побывать в разные годы.
Дорога
Андрей Здориков — биолог-охотовед. Игорь Никулин — охотник-медвежатник. Встречи с медведями в данной географической области не исключены, и я благодарен им за участие и поддержку в новом путешествии. Кроме того, рассчитываю на их знание местности и помощь в поиске артефактов.
От Невельска едем на юг по грунтовой дороге. Проезжаем Горнозаводск...
Погода благоприятствует путешествию.
Слева нависают склоны Южно-Камышового хребта. Хребет расположен к югу от перешейка Поясок — самого узкого места Сахалина. Протяжённость около 200 км. Параллельно основному хребту вдоль берега Японского моря тянется Южно-Прибрежная цепь.
За Шебунино втыкаемся в шлагбаум небольшого сельхозпредприятия и сворачиваем на берег Татарского пролива — дальше движемся по песку. Кое-где на морских террасах видны палатки туристов. На одной из стоянок возвышается флаг России. Чуть дальше мужчина средних лет пилит на дрова стволы и ветви выброшенных морем деревьев и укладывает в багажник легкового автомобиля. Пронзительно пахнет морскими водорослями. И здесь, к сожалению, немало мусора.
На побережье много камчатских трясогузок. В море пара кормящихся уток каменушек, всевозможные виды чаек, где верховодят чернохвостые чайки.
Время года, состояние дороги, погода, особенности местности определяют характер и скорость передвижения. Дорога идет частью по сопкам, частью по прибрежной полосе по так называемому бечевнику — сухопутной дороге вдоль берега от уреза воды до первой травы, частично затопляемой во время прилива.
Невельский район
Невельский район

Остров Монерон — притягательный и недоступный
Остров Монерон — притягательный и недоступный

Остатки японского моста в Шебунино
Остатки японского моста в Шебунино

Дорога у моря
Дорога у моря

Реки горно-равнинного типа, обычно медленно текущие в своем нижнем течении, становятся серьезным препятствием в период интенсивного таяния снега и дождей, когда можно легко провалиться в перенасыщенный влагой соленый песок и потребуется двойная, а то и тройная тяга, чтобы вырвать автомобиль из ловушки. Даже автомобили, перемещающиеся по побережью на достаточно высокой скорости, вполне могут разом уйти в такой песок.
Именно эта некогда густонаселенная область побережья служила путепроводом для конных и пеших чжурчжэней, торгового люда, стратегическим направлением передвижения армии вторжения монголов. Стояли блок-посты с функциями пограничной стражи и чжурчжэням наверняка приходилось выбираться из вязкого зыбучего песка или ждать помощи, становясь уязвимыми для других опасностей: прилива, солнечного облучения, хищников, обезвоживания и прочих.
В советское время тут интенсивно перемещались местные жители, пограничные заставы контролировали проход и проезд всех и вся, ходили коровы. В настоящее время передвигаются туристы и медведи.
К слову, в некоторых зарубежных странах, в таких местах устанавливаются таблички, предупреждающие туристов об опасности крепко и надолго застрять. На них изображен человек, пытающийся выбраться из зыбучего песка, призывающий на помощь. Соответствующие надписи усиливают информационное воздействие. На нашем острове пока же способом информации об опасностях сахалинского бездорожья являются советы бывалых туристов новичкам.
Деревянные мосты безнадежно сломаны. На обломках следы обугливания.
Не останавливаясь, благополучно проскакиваем речки Китосию — сюда мы заглянем на обратном пути, и Луговку (урочище Лужки). Справа по ходу движения возникает остров Монерон — притягательный и недоступный для подавляющего большинства островного населения.
Перепутка
Речка Перепутка (айн. Атоватонай — река, текущая в сторону холма в море). Сахалинский краевед Игорь Самарин предполагает, что под "холмом" айны имели ввиду остров Монерон ("По следам айнов", 2016). Здесь находился ныне нежилой поселок Перепутье (раздорожье, перекресток, где один путь лежит поперек другого). Название дано в 1947 году по характерному признаку местности. Одна — возможно, бывшая лесовозная дорога или сама река, другая — дорога у кромки моря.
Устье Перепутки
Устье Перепутки

Тогда многие названия географических объектов на Сахалине и Курильских островах претерпели изменения, и японские в первую очередь.
В устье Перепутки в складках местности скрывается рыбоводное предприятие. Видны только сотни квадратных метров красных крыш над производственным комплексом. Неподалеку особняком разномастные постройки с признаками земледелия за жалкой изгородью.
В берег воткнут обтесанный под куб крупный рыбацкий поплавок из пенопласта, приспособленный для сидения и наблюдения. То, что раньше с берега казалось узкой расщелиной, открывается широкой долиной, простирающейся в сторону Южно-Камышового хребта.
На его склонах произрастает елово-пихтовая тайга с густыми зарослями курильского бамбука. Это растение первые русские поселенцы приняли за камыш, отчего и произошло название хребта. Наверняка здесь в некогда лесистой местности селились древние люди. Рядом богатые зверем леса, хотя из-за трудоемкости и опасности звероловство не было у чжурчжэней первостепенным. Пойменные луга, могли служить местом для скотоводства и земледелия. Рационально пользуясь тем и другим, чжурчжэни могли не бояться ни голода, ни суровой зимы. Реки тогда более полноводные, как естественные препятствия, наряду с опорными пунктами на наиболее выгодных местах побережья должны были заставить противника остановиться, лишали его маневра, создавали преимущество.
Оставляем автомобиль и пешком отправляемся вверх вдоль реки и сразу же врезаемся в густые заросли. Тут же натыкаемся на следы медведя, прошедшего незадолго до нас. Трава примята. Она еще не успела выпрямиться. Разрытые корневища растений, помет...
─ Здесь у медведей находится переход с одной стороны распадка на другую, ─- свидетельствует Игорь Петрович.
Осматриваем реку. Стволы, корни деревьев прикрывают дно Перепутки всюду. Вода мутная с коричневым оттенком.
Глубокие отпечатки когтистых лап медведя на тонкой полоске илистого берега. В Сахалинской области рыба — основной источник белковой пищи зверя. Следы выдры. Её корм — рыба средних и мелких размеров.
В свое время по Перепутке на нерест густо шел лосось ─ горбуша — теперь её по пальцам можно пересчитать, и сима. Из-под берега как часть культурного слоя торчат остатки обрушенного бревенчатого моста. Бревна, поддерживающие основание аккуратно выпилены.
В прошлом году во время нашего путешествия по южным Курилам в рамках деятельности сахалинского областного отделения Русского географического общества Андрей Здориков рассказал, как в месте слияния речек Седой и Славной на острове Итуруп он поймал на удочку... медведя.
Вот как это было.
В начале 80-х г. в составе комплексной научной группы Новосибирского биологического института сибирского отделения академии наук СССР Андрей Иванович занимался интродукцией европейской норки на Кунашире и Итурупе с целью её акклиматизации в местах, где ее раньше никогда не было.
— Взялся ловить мелкую кунджу для подкормки животных. Опыта ловить рыбу у европейской норки, выращенной в клетках, не было. После одного из забросов блесна неожиданно зацепилась за ветку малины, нависающей над водой на противоположном берегу реки, и тут же перекрутилась на стебле. Попытки стянуть её не увенчались успехом. Пытаюсь сдернуть — не получается, раскачивается из стороны в сторону. Вдруг в кустах малины показался молодой медведь. Меня не видит, на блесну уставился... Давай её лапой бить, толкать — будто играется — до тех пор, пока тройник в лапу не вонзился. Я стал медленно тянуть леску на себя. Медведь лапу вперед вытянул и пошел ко мне на трех лапах как на поводке. В воду на три-четыре метра вошел. Когда вода достигла шеи зверя, он резко поменял маршрут — крутанулся на месте и кинулся обратно на берег — блесна и отцепилась... — рассказывает Андрей Иванович.
─ Как поведет себя медведь при встрече, предсказать трудно. Как-то шли по Славной. Над головой стволы деревьев смыкаются — идем, будто по тоннелю. Вдруг со стороны бокового ручья медвежья голова высовывается. От неожиданности оба — и медведь, и я — в разные стороны шарахнулись, да так, что я чуть не сбил с ног шедшего сзади напарника.
Аборигены Сахалина находят у медведя много общего с человеком. Недаром они считали его своим предком, а дипломатию (в отношениях с ним) лучше агрессии.
След медведя
След медведя

Медвежий дудник
Медвежий дудник

Биолог-охотовед Андрей Здориков
Биолог-охотовед Андрей Здориков

Пихтовая аллея, где прогуливаются медведи
Пихтовая аллея, где прогуливаются медведи

Между тем всюду разносятся беспокойные голоса птиц. Как все живые существа, птицы следуют принципу экстерриториальности и отзываются возмущенными голосами на наше вторжение. Восточный болотный лунь висит над приморским лугом — редкая для Сахалина птица.
Много мелкой воробьиной птицы — короткокрылая камышовка в густом бамбучнике яростно выражает свое негодование по поводу пришельцев. Таежный сверчок не отстает в репертуаре от камышовки. Кричит обыкновенная кукушка, вслед за ней бубнит глухая кукушка: "бу-бу-бу".
Птицы будто соревнуются между собой в своих претензиях к человечеству. Вероятно, столь же громогласны были здесь предки этих птиц во времена монгольского нашествия.
В распознавании птиц Андрей Иванович — мастер своего дела. Он один из соавторов Красной книги Сахалинской области, изданной по инициативе областного министерства лесного и охотничьего хозяйства в 2016 году.
Некоторое время Андрей Здориков наблюдает в бинокль канюка обыкновенного, патрулирующего луговину в пойме реки. Канюк является перелетной птицей, на зиму перебирается в Японию. Затем охотовед посещает гнездо черного коршуна, которое он обнаружил на Перепутке четыре года назад впервые на Сахалине.
─ Самка гнездящаяся. Видны следы выводка этого года. Встали на крыло, если только вездесущие вороны — черные и большеклювые не разорили, Гнездо другое — построено гнездовой парой коршунов неподалеку от первого, так как дерево, на котором оно располагалось, рухнуло вместе с гнездом во время сильнейшего ветровала, ─ сообщает Андрей Иванович, вновь присоединившись к нам.
На реке встретился селезень мандаринки ─ красавец, блистающий всеми цветами радуги.
─ Мандаринок стало больше. Птицы прочно заняли свой природный ареал (область распространения).
Празднолетающих нет, в основной своей массе птицы проводят время в заботе о потомстве.
Охотник-медвежатник Игорь Никулин
Охотник-медвежатник Игорь Никулин

Между тем Игорь Петрович обращает мое внимание на режущий сверху вниз склон сопки ров с несколькими отводами в верхней его части. Таким способом жившие здесь древние люди управляли водотоками, осушали или наоборот орошали луга для земледелия...
Достигаем притока Перепутки ─ Обутоная у подножья горы Огородной в 1,5-2 км от устья. И тут наблюдаются ирригационные сооружения. По каналам струится вода. Почва в некоторых местах насыщена влагой и раскачивается под ногами. Мои спутники не раз охотились здесь на медведей — и на приваду, и с подхода и с засидки.
Тут и там синантропные растения — та же бузина, которая растет в местах проживания человека, там, где её семена чаще всего обронили птицы, та же горлица ─ любительница покопаться в мусорных свалках. Отдельные особи продолжают токовать. В Приморье по сосредоточению когда-то культивируемым чжурчжэнями растений археологи находят места их обитания в далекой древности.
Китосия
Покидаем Перепутку и переезжаем на Китосию. Долина реки прикрыта с моря песчаными наносами, которые, как и на Охотском побережье, предприимчивые люди начали использовать в строительных нуждах. В колее старой дороги греется обыкновенная гадюка. Успеваю сделать снимок прежде, чем она исчезает в траве.
Здесь в долине реки пять-семь лет назад Игорь Никулин взял крупного медведя весом не менее четырехсот пятидесяти килограммов.
─ После него пришел другой хозяин Китосии, ─ свидетельствует охотник.
Видна линия старой конно-пешей дороги на склоне сопки. Земля хранит прошлое, стоит приглядеться к геометрическим фигурам — трапециям, прямоугольникам, кругам, спиралям, имеющим человеческое начало... попытаться разгадать скрытую в них информацию, как это произошло, с легендарным Аркаимом — укрепленным поселением рубежа 20-18 ─ 18-16 веков до н. э. на границе Урала и Сибири. Топоним "Аркаим" происходит от тюркского "хребет", "спина", "основа". Выставка, посвященная "стране городов", не так давно прошла в Сахалинском областном краеведческом музее в Южно-Сахалинске.
Игорь Петрович показывает мне месторасположение нескольких полуземлянок айнов — одно крупное и два поменьше в значительном удалении от берега, выгодное с точки зрения наличия пищевых ресурсов и защиты.
Летние деревни сахалинских айнов, как и всюду на острове, размещались вдоль рек, по которым поднимались на нерест лососевые рыбы, зимние — находились выше по течению реки и ближе к горным районам, которые являлись зоной горно-таежной охоты на медведя.
Владельцем вод, земель, близлежащих сопок, являлась всё айнское сообщество. Посторонний человек, чтобы поохотиться и порыбачить на территории принадлежащей поселению, должен был получить разрешение у вождя.
Разрушенный мост в устье Китосии
Разрушенный мост в устье Китосии

Обыкновенная гадюка
Обыкновенная гадюка

Деревни айны обносили оградой из тонких стволов деревьев, следуя правилу "мой дом — моя крепость". Такого рода сооружения они называли — "часи". Люди были независимы, а вожди храбрыми. Они не подчинились чжурчжэням и монголам, крепко сопротивлялись японским колонистам...
В стародавние времена одна айнская деревня состояла из одного-трех, реже из большего числа жилищ, в которой обитали представители одной родственной группы, имеющей общих предков.
Впрочем, хорошо рассмотреть среди густой растительности эти и другие сооружения, не удается. Это лучше сделать весной, когда трава только-только начнет подниматься...
Поездка завершается. На обратном пути вновь пересекаем Ловецкий перевал — теперь уже с запада на восток. На самом верху рядом с площадкой для отдыха лиса с булкой хлеба в пасти...
Мы ещё вернемся сюда.
***
Говоря о ресурсе местности, можно сказать, что полуостров Крильон в его западной части — одна из ключевых территорий туристического освоения островного края. Природно-ландшафтный и историко-археологический парк на базе городища Сирануси, будучи созданным по примеру наших приморских соседей, мог бы играть важную роль в сохранении историко-культурного наследия региона, несомненно, добавил бы привлекательности как имеющимся, так и вновь создаваемым туристическим программам и специальным экскурсионным маршрутам.

   34 23462 24

Обсуждение на форуме